Сатироград - авторская сатира, афоризмы, карикатуры
Сатира | Карикатура | О проекте | Рекламодателям | Контакты | Конкурс

Клоков Павел

Последнею каплей стала ложка

Не нож, как это часто случается в семейных драмах, и даже не вилка. Ложка! Петр Арсеньевич Паучков всегда был строгим мужем, (а если точно, то уже целых шесть лет!), умеющим вовремя «срезать» свою благоверную, мудро нагрубить ей, справедливо не отдать зарплату и т. п. А Надежда Паучкова, (по женской – Соловьева), всегда надеялась, что это пройдет, пощетинится, мол, еще немного, да и успокоится. Однако Петр Арсеньевич и не думал успокаиваться.

Уж так в его роду было заведено. Издавна. Муж – добытчик, глава семьи, целая голова одной из ячеек целого общества! Ответственность.

Надежда старалась не напоминать неистовому добытчику о том, что она своими уроками танцев, кои она давала местным созревающим девицам, зарабатывает чуть ли не вдвое больше, нежели он сам, работая на фабрике туалетной бумаги. Терпеливая жена никогда не просила свою «голову» ни гвоздь забить, ни вечно протекающую крышу поправить, ни, не дай бог, мусор вынести – все это слишком мелко для материально- , а, главное, морально- ответственного человека.

Но, как говорится, вода камень точит.

В один из обычных вечеров вернулся Паучков домой. Сел по привычке на табурет, протянул ноги и закурил. Добросовестная жена пчелкою закрутилась вокруг своего добытчика: и целует, и по головушке гладит, и раздевает, и разувает, и даже пепельницу успевает подавать, когда Паучкову это надобно. А он поначалу молчит. А как же?! Нужно придти в себя после трудового дня, пар, так сказать, выпустить, а уж потом и… языком шевелить.

На столе все угощения – все пряное, горячее, свежее. Выпивает добытчик, закусывает, постепенно добреет.

Надежда терпит. Терпит…

Но последнею каплей стала ложка.

Еще не приступил Паучков как следует к принятию пищи, одна махонькая деталь чрезмерно взволновала его. Рядом с его большой тарелкой, полной мясного борща, лежала серебряная столовая ложка. Такая непременно не по отдельности существует, а из какого-нибудь сервиза. И откуда, интересно, она взялась? Сервизов у Паучковых отродясь не было: тратить деньги на такие роскошные излишества – верх легкомыслия и безответственности. Сам Петр Арсеньевич привык кушать деревянной ложкой, той, что с петушком на ручке. Да и даже было бы в доме это серебро, зачем его выставлять на стол? Перед кем выкобениваться?

– Это что? – грозно, резко, но не грубо спросил Паучков, зловеще подняв ложку над головой.

– Ложка, Петрушенька, ложка.

– Вижу я, что ложка. Откуда она взялась?

– Маменьки моей, маменьки! – запела Надежда. – Приданое, Петя. У меня ведь из приданого только пара платьев и две ложки… Вот, решила достать. Чего им, Петь, зря лежать-то?

Паучков задумался. Все в его голове подсказывало, что нужно принять какие-то меры. Порядок нарушен, и он, как ответственное лицо, не может пропустить это мимо глаз.

– Надежда. Ты же знаешь, какой ложкой я ем?

– Но я думала…

– Надо думать серьезней. Я пришел с работы, уставший, голодный, а ты даже не потрудилась положить на стол мою ложку. К чему здесь это серебро?

– Понимаешь…

– Конечно, понимаю, – голос строгого добытчика плавно повышался. – Я все понимаю. А ты, Надюша, скверная хозяйка!

– У меня день Рожденья сегодня!

– Ну, и что?.. – ни капли не смутившись, сказал Паучков. – Ну, и что что день Рожденья? Это же не у меня день Рожденья! Был бы у меня, пришел бы я домой, увидел ложку, сразу бы понял, что ты, Надежда, решила сделать мне приятное.

– Так я и так…

– А ты… – перебил Петр Арсеньевич, – поступила опрометчиво.

Наступила гробовая тишина.

Внутри «скверной хозяйки» все закипело. Внутри «ответственного хозяина» успокоилось. Жена получила свое, теперь можно и поесть. Но мысль о дне Рождении предательски задавила на череп. И как это можно было забыть! Непорядок!

Надо поздравить. Но после такой сцены, думал Паучков, это ни к чему. Тогда он сам себе запротиворечит: только что отругал, и тут сразу поздравления. Нет, надо сначала немножко покушать, выпить, а уж ближе к полуночи, или даже завтра пораньше, и поздравить…

Довольный своим решением, Петр Арсеньевич налил себе рюмку, выпил и, кряхтя, (видимо, не пошла), произнес:

– Ну, так ты принесешь мою ложку или нет?

Это была последняя капля.

На следующий день они развелись.

24.06.2013

Страница автора »

Нравится

Сатирический марафон

Коммунальные грёзы

Коммунальные грёзы

 

Квартира поражала своим размахом. Семь комнат распашонкой от широченного, как проспект, коридора. И в каждой — по хозяину.
 
В первой комнате жила девушка Лиза, жгучая красавица, весьма похотливая особа. На мужиках погорела, аборты, то да сё. Теперь она мечтала о тихом семнадцатилетнем мальчике. В уюте обжитой коммуналки его можно было бы не спеша обучить искусству любви.
 

30.10.2014
Продолжить чтение »
Subdivision with id does not exist

Диалоги из прошлого. Коленька и тёща

Диалоги из прошлого. Коленька и тёща

 

В Юрмале намечался первый концерт Баскова. Позвонила тёща:
 
- Миша, мы с дочей решили посетить выступление Николая Баскова. У меня к тебе будет просьба.
 
- Я не пойду.

23.10.2014
Продолжить чтение »



Забыли пароль?